Хорошо иметь домик в деревне, или Злые люди бедной киске не дают украсть сосиски-3

Видимо, я буду специализироваться на интернет-просьбах о помощи, при разборе которых оказывается: просящий сам виноват. История, которую я хочу рассказать в этот раз, поначалу вызвала у меня бурю возмущения, задела как москвичку, гражданку и как мать…

Но – по порядку.

«А ЧТО БЫ НАМ НЕ КУПИТЬ КОТТЕДЖ?»

Семья с двумя детьми решила переехать из Москвы в деревню.

Почему?

Причина уважительная: им дали квартиру в Капотне, окнами — на нефтеперерабатывающий завод.

Поглядели муж с женой в окно… И решили драпать.

Приватизировали квартиру, выставили ее на продажу, подыскали дом во Владимирской области: коттеджный поселок, встроенная бытовая техника и душевые кабины с массажными насадками; шикарный вариант…

И тут на пути к счастью тяжелой колодой легла тетка из опеки. Гримаса ювенальной юстиции в пергидрольных кудряшках. Завистливая чиновница, любящая считать деньги в чужом кармане…

Сначала она мучила просителей (семья явилась в опеку за разрешением на сделку), требуя все новые бумажки. Срок получения каждой – месяц, то есть сделка откладывалась и откладывалась (в итоге, подавец коттеджа повысил цену, а покупатели московской квартиры потребовали освободить для них одну из комнат).

Бедные люди не понимали: что не так? Да, по закону, имущественное положение несовершеннолетних при сделках с недвижимостью не должно ухудшаться (следить за этим и есть сакральная функция опеки), но, ведь в данном случае, права детей существенно улучшались! Если считать в квадратных метрах, в три раза…

Не выдержав, родители пошли к главе управы:

- Мы хотим жить в деревне…

- А  мы  НЕ хо-тиммм!!! – якобы ответил тот, — ДЕТИ ДОЛЖНЫ ЖИТЬ В МОСКВЕ!!!

…Суд с чиновниками наши гером проиграли. Опека «базарным тоном» спрашивала истцов: «У вас есть машина? Почему экзамен по физике ребенок не сдал?», — те «плыли» от «бестактности»…

Сделка не состоялась.

В РОССИИ КРЕПОСТНОЕ ПРАВО?

Прочитав такое, я чуть не задохнулась.

С какой стати чиновник указывает родителям, где им растить детей?! Семейный кодекс дает такое право только маме с папой! И потом – что за шовинизм по отношению к провинции? Кто сказал, что жить во Владимире (Кольчугине, селе Захриповка) – хуже, чем в столице? Я много езжу по стране, понимаю прелесть маленьких городков с резными палисадами и уважаю тех, кто говорит: «Мой дом здесь, а у вас в Москве тесно». Каждому – свое, и уж в любом случае НЕТ в России крепостного права, чтобы заставить жить в определенном месте…

Я горячо кинулась на помощь героям поста, благо они просили откликнуться журналистов, и… обломалась. «В квартиру никого не пустим», — ответили мама с папой (прочувствованный пост написала риелтор).

Это было – как с разбега ткнуться в стену. Получается, интервью о бездушии чиновников я буду брать на улице, в подъезде? А как же проверить сам факт наличия квартиры (я не очень доверяю документам), или то, что в ней лежат чужие вещи? А что, детей, якобы рвавшихся в деревню, мне тоже не покажут?

Но, главное, возникнет ли у меня достаточно сочувствия к людям, которые  явно неоткровенны?

В довершение героиня поста (мама) стерла свой журнал. Стало бессмысленно звонить в марьинскую опеку по поводу людей, фамилию которых я даже не знаю…

Пришлось пристальнее изучить открытую информацию.

ТЕПЕРЬ ПОСЧИТАЕМ

Риелтор пишет: коттеджный поселок в пяти километрах от старинного города Струнино, а от Струнино – «час до Москвы на электричке, главе семьи очень удобно добираться на работу».

Ну, во-первых, не час, а полтора-два часа (в описание вкралась ошибка), плюс как-то надо дотопать до Струнино (машины у семьи нет, автобусного сообщения в таких местах, обычно, тоже)… Три часа, как с куста. Положения детей это, правда, не ухудшает — до тех пор, пока отец не захочет трудоустроиться ближе к дому (в Струнино он вряд ли найдет московскую зарплату).

Далее: все магазины, поликлиники и учреждения соцкультбыта – в Струнино, то есть в часе ходьбы; для детей малодосягаемо. Разве что на велосипедах, летом…

Знаете, как в анекдоте: «А зимой?» — «А сколько той зимы».

Проблемы школы, как ни странно, нет, потому что мальчики школу… вообще не посещают. Они учатся дома, их учит мать (и не так, чтобы успешно, вспомним несданный экзамен). Ой, как нехорошо вспомнились отшельники из Ярославской области, о которых мы писали в январе: все босые, носят воду из колодца, таблицу умножения не знают…

«А, ерунда, — махнут рукой читатели. – Все проблемы решаемы. Купят родители машину или две, раз замахнулись на коттедж, будут возить детей на всякие секции, в Струнино они есть, мы знаем…».

А вот теперь главное.

В ЖЖ матери (пока он существовал) были жалобы, что школа ни копейки ей не платит, и «шутка» про единственные джинсы. Подав на опеку в суд, семья не нашла 50 тысяч рублей (!) на адвоката (и дело не в том, что, по московским меркам, это небольшие деньги, а в том, что вопрос был настолько важен)…

«На что вы собирались содержать коттедж? — «бестактно» спрашивали несостоявшихся переселенцев и в комментариях к посту. – Вы знаете, что отопление электричеством стоит 20 тысяч рублей в месяц? Вы 50 тысяч на адвоката один раз не могли найти!». Герои огрызались, а их «долбали» дальше: подвести газ – миллион, проложить дорожку от дома до калитки – триста тысяч…

Да, жизнь в коттедже – дорогое удовольствие. Как бы по миру не пойти, после гидромассажных-то насадок…

И не допустить этого – прямая обязанность опеки, и не вина чиновников, что, получается, не допустить ухудшения положения детей при переезде в деревню могут только богатые.

Просто по Сеньке должна быть шапка.

Похожие публикации

Оставить комментарий

Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>